Новое на наших страницах

Контроль и порядок. Правила жизни и работы зампреда Дмитрия Курдюмова

Дмитрия Курдюмова в Кировской области знают, прежде всего, как медика, общественного деятеля, а в последний год - и как исполняющего обязанности заместителя председателя правительства Кировской области.[...Далее...]

Образование через всю жизнь

"Это что-то новенькое", - скажете вы, уважаемые читатели. Да, это новое и необычное событие для нашего провинциального городка. Наша "районка" уже неоднократно и подробно информировала своих читателей и об открытии Университета третьего возраста, а также его организационном и заключительном занятиях.[...Далее...]

И снова на высоте!

После проведения 26 мая первого (районного) этапа спортивного фестиваля для детей и взрослых инвалидов были сформированы команды на областные соревнования среди людей с ограниченными возможностями. Команда детей ездила 15 июня, о результатах выступления уже писалось в газете.[...Далее...]

Приём заявок на участие в аукционах по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений

В целях исполнения поручения врио Губернатора Кировской области Игоря Васильева по созданию прозрачной и эффективно действующей системы предоставления лесных ресурсов, региональное министерство лесного хозяйства продолжает проведение аукционов по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений для субъектов малого и среднего предпринимательства.[...Далее...]

Игорь Васильев: «На социальных обязательствах не экономим»

Как правительство Кировской области в условиях дефицитного бюджета поддерживает социалку [...Далее...]

Viva la Vita!

Совсем недавно были времена, когда хорошую корову звали "ведерница". Это означало, что она дает по ведру молока утром и вечером. Целое ведро молока гарантировало хозяевам сытую и спокойную жизнь: и самим хватит, и на продажу останется. При этом первотелки (коровы первого отела) давали 3-5, редко 7 литров молока за дойку. Это считалось стандартом.[...Далее...]

Из Ирбита - в Нолинск

В небольшом по Уральским меркам городе Ирбит Свердловской области в 1962 году родилась красивая девочка Аля.[...Далее...]

Бэби-бум как стратегия

Дмитрий Курдюмов о главных социальных задачах правительства Кировской области [...Далее...]

Государство поддержало молодые семьи

За последние пятнадцать лет в Нолинском районе благодаря государственной поддержке свои жилищные условия смогли улучшить несколько десятков семей. [...Далее...]

Сельская новь

       Газета Нолинского района (12+)

Издается с 12 июля 1929 года

 

Президент России

Вам предлагают работу

Ах, война, что ты сделала…

События военных лет не стираются в памяти. По-прежнему воспоминания волнуют нас, состарившихся ребятишек военной поры. Все это было и пережито…

Скоро ли мамка придет

Дождь, не переставая, лил вторые сутки. Ребятишки, прижавшись друг к другу, сидели на широкой лавке, укрывшись какой-то положинкой, и все время поглядывали в окно, не идет ли мамка. Несмотря на то, что был конец мая, в избенке было холодно. Надо бы подтопить, но куда пойдешь в дождь за хворостом? Дарья, так звали хозяйку, вместе с другими женщинами ушла за Ботыли на вятские луга за диким луком. Из-за непогоды многие остались ночевать в Голиках. Женщины выбились из сил, собирая лук. У них не хватило сил в тот же день вернуться домой с большими котомками сырой травы. А дома этот лук надо перебрать, помыть, связать в небольшие снопики, чтобы отнести на рынок. А дождь все шел и шел...

Дети ждали мамку. Младшая, Нюрка, тоненьким голоском скулила: "Исти хочу...… Исти хочу!" Ванька успокаивал ее как мог:

- Вот придет мамка, принесет луку, вот уж поедим!

Чтобы успокоить сестренку, мальчик пытался петь песни "Три танкиста" и "Раскинулось море широко", но та продолжала скулить.

В избенке было всего два окошечка на улицу и одно сбоку. Часть стекол заменили куски фанеры. Холод пробирался в избенку во все щели. Темнота еще больше подчеркивала убогость жилища. Шел третий год войны. В домишке не видно ни полотенца, ни одежды, ни посуды.

Воду носили деревянным большим ведром, и единственным "богатством" были медный ковш да глиняная корчага. Когда в город стали приезжать эвакуированные (народ звал их беженцами), и уличные комитеты разводили их по домам на жительство, зашли в домишко и к Дарье. Зашли, огляделись и молча повернули обратно.

Жизнь семьи

До войны отец был единственным кормильцем. Детей было четверо. Старшему шел 17-ый год, он уже помогал отцу. Зимой подшивали валенки, ремонтировали обувь, а летом плотничали, валили лес по найму. Родители надеялись, что в городе жизнь наладится. Из деревни уехали в 1938 году, долго выправляли "метрики". Ремесла у хозяйки не было. У отца были планы - перестроить избушку, но грянула война. Первым ушел отец. Ребятишки, окружив отца, проводили его до казармы. Отец наказывал семнадцатилетнему Гришатке следить за хозяйством, потому что он остается за старшего, хотя и хозяйства-то никакого не было…... Все надеялись, что война закончится быстро. Но все обернулось иначе.

Через год взяли Гришу, когда ему исполнилось 18. Дарья осталась с тремя малыми ребятами. Хорошо, что появились хлебные карточки, на взрослых давали по 500-600 граммов, на иждивенцев по 400. Но чтобы купить этот хлеб, нужны были деньги. Вот Дарья и ходила за луком, снопики из которого продавались вначале по 5 копеек, а потом по 10. Жаль, это была лишь сезонная подработка.

Крылечко школы выходило на базарную площадь (забора не было), и в перемену ребятишки гурьбой бросались на рынок, зажав в кулачках монетки, чтобы купить снопик лука. Когда поспевали ягоды, Дарья с ребятишками собирали землянику, малину, грибы.… Возвращаясь из леса, несли вязанки хворосту. Спасал и огород, но истощенные от голода ребятишки таяли на глазах, особенно старшая Катька. Она не играла, кашляла, молча сидела на лавке и качалась из стороны в сторону. На лице был какой-то нездоровый румянец. Худая кофтенка болталась на ней, как на вешалке, и сквозь прорехи виднелась грудь, похожая на стиральную доску. Мокроту девочка сплевывала в жестяную баночку. Соседка, увидев это, сказала Дарье, что у Катюшки чахотка. А ведь ребятишки пили с ней из одного ковша, ели из одной глиняной чашки...

Нужда окончательно поселилась в их избушке. От Гришатки было два письма. Где-то под Можайском он рыл окопы. Потом их часть перебросили к Москве. На конверте с последним письмом номер полевой почты был какой-то непонятный. Больше писем не было…...

А отец писал: "Береги ребят". А Дарья и так ложилась каждый вечер с мыслью: "Чем детей завтра кормить?!" Ходила на поденную работу, полола грядки, полоскала эвакуированным белье, мыла полы, нянчила ребятишек...… Платили кто чем, в основном картошкой, луком, молоком (многие держали коров и коз).

Военный рынок

Базарный день проходил по субботам. Он был многолюден, разнообразен, многоголос. В то время город был окружен плотным кольцом деревень. Одна от другой находились очень близко. По утрам по тропкам от деревень спускались путники к городу с котомками за плечами. Женщины несли в бутылках молоко, в бураках или глиняных кувшинах - творог. зачастую можно было увидеть, как на коромысле деревенские несли вареное молоко. Оно было густое, розовое, с кусочками топленой сметаны и творога. Покупатели пили его прямо на прилавках рынка. Хозяйки ковшиком черпали вареное молоко из ведра, наливали в кружки, и люди охотно покупали. Оно было вкусным и сытным. Иногда и ребятишки несли на рынок молоко, чтобы продать до уроков и купить карандаш или перышки для ручки. Особенно ценились химические карандаши, зерна которых строгали и разводили на этом порошке чернила.

Рынок был разнообразен. Продавали сапоги, холсты, вышитые полотенца, самовары, скатерти...… Большим спросом пользовались лапти. Обычно ими торговали при входе на рынок. Там возвышались целые пирамиды лаптей. Гончары раскладывали свой товар ближе к Безымянной улице. Эта посуда имела большой спрос. Там же, ближе к бане, стояли подводы. Тут же была коновязь. На подводах везли сено, дрова… (крестьяне пилили свои амбары - хранить все равно было в них нечего, ломали хлевы). Старушки, которые держали коз, ходили с мешочками и веничками, подметали клочки сена и собирали в мешки. Эвакуированные приносили свои часики, сережки, бусы, ночные рубашки, но покупателей на их товар находилось мало. Продавали самое сокровенное - инструмент мужа, сына... Колхозникам надо было заплатить налоги на яйцо, молоко, мясо, подписаться обязательно на займ, сдать деньги на постройку танков, самолетов и т.д.

Кроме того, на базаре звучала, не умолкая, музыка - то тут, то там заливалась гармошка. Играли старики, раненые солдаты деревенские наигрыши или известные всем песни типа "Златые горы", "Шумел камыш". Солдатки окружали гармониста, украдкой вытирали слезы, каждая думала о своем солдатике. Многие шли на рынок с целью повидаться с земляками, встретиться с родственниками, узнать новости.

Известие о муже

Вернемся снова в солдатскую семью. Однажды утром, проснувшись, Дарья увидела, что Катюшка сидит на лавке, наклонившись к подоконнику, и смотрит в окно. Подошла и заметила, что ее раскрытые глаза неподвижны. Девочка была уже холодной...… Старичок-сосед смастерил ей маленький гробик из старых досок из забора, затем увезли ее на кладбище.

Осталось двое ребят. Зима впереди, вот-вот настанет. Летом куда ни шло: ягоды, грибы, картошка, а вот зимой как? Дров ни полена. Истоплены все заборы между одворицами. В ближнем лесу весь хворост собран под деревьями, земля голая, как под метелку выметена. Ребятишки как могли обламывали с елок нижние ветки. Вот с такими думами шла домой Дарья с выкупленными пайками хлеба. Идти дальше не было сил.…

Дарья остановилась ненадолго и увидела солдата с одним костылем и вещевым мешком на плече. Тот стоял на перекрестке дорог, закуривая махорку. Подошла Дарья к нему, разговорились. Солдат пробирался к дому по направлению к Советску. Дарья поделилась с ним своими думами, что от мужа ее Семена вот уже третий месяц писем нет. А он успокаивал солдатку, мол, не тужи, вернется скоро твой хозяин, вот-вот закончится война. Смеркалось, и Дарья пригласила солдата ночевать.

Ребятишки с любопытством разглядывали гостя. Утром он проснулся рано. Чтобы не разбудить ребятишек, молча разглядывал фотографии в рамках на стене. Среди фотографий солдат увидел знакомое лицо, он признал в нем соседа по палате, с которым пришлось лежать рядом в госпитале. Утром спросил хозяйку: "Кем тебе Семен будет?" Та была удивлена их знакомству и стала расспрашивать о муже. Солдат поведал такую историю: "Попали мы с Семеном в один госпиталь в село под Коломной. Я был ранен в ногу, а Семен контужен, осколок попал в грудь. Оказались в одной палате. Тут и познакомились. Мужик он компанейский, сдружились, оказалось, земляки. Я вот после того, как комиссовали, заезжал к сестре в деревню под Кировом, еще подлечился. Жаль ее, живет она с грудой ребят одна. Муж умер дома от ран. Поехали мы на поезде с Семеном вместе. Заметил я, что медсестра, которая ехала с нами, как-то по-особому за Семеном ухаживала, и сошли они оба под Коломной на станции….

Утром, попив кипятка, солдат ушел. Перед уходом назвал имя этой медсестры, а вот фамилию не смог вспомнить, однако название станции сказал точно. Дарья ушла в сарайчик и дала волю слезам…...

День Победы

Ох, и тяжелой показалась зима 45-го. Ребятишки ходили в школу в чем попало. Пока не было снега, Нюрка ходила в босоножках на деревянной подошве, обернув ноги тряпками до колен. Ванька ходил в опорках отца, постелив туда клоки сена. Вши не давали покоя ни днем, ни ночью. Чтобы не обморозиться, до школы бегали бегом, сколько сил хватало.

И вот настал день - 9 мая, День Победы. Что-то невероятное творилось в городке! Радость и горе переплелись между собой, слышны были и смех, и плач. Репродуктор не переставал передавать эту радостную весть. События военных лет и этот знаменательный день до сих пор стоят перед глазами и, как тень, шагают с нами всю жизнь.

Сборы в дорогу

А Дарья не смирилась с потерей мужа. В то время соседи жили дружно, радость и горе были общие. Посоветовавшись между собой, женщины постановили: надо Дарье ехать, разыскивать семена, это верный способ вернуть хозяина в дом. Но куда ехать? В чем ехать? И на кого оставить ребятишек? Конец сентября. Все лето ждала она вестей, все надеялась, что Семен напишет или сам приедет. А его все нет и нет…...

Сначала соседки взялись ее снарядить. Одна принесла белые валенки с галошами (дело идет к холодам, а сколько проездит?). Другая шаль благословила. Третья - кофту.… А вот полушубок был свой, хоть и старенький. Собрали деньжат и отправили Дарью в неизвестность. Была женщина не шибко грамотна, но кое-чему все-таки от ребят своих научилась. Добрые люди научили ее обращаться к милиционеру, если что надо узнать. До Кирова добиралась два дня. Машин было мало, а автобусы маленькие ходили 1-2 раза в неделю. Ехали медленно, вот и приходилось в пути ночевать в какой-нибудь деревне. До железнодорожного вокзала тоже шла чуть ли не два дня (до Хлыновки). Шла и боялась - только бы не потерять бумажку с названием станции.

Ахнула Дарья, увидев поезд. Батюшки, целая деревня на колесах! А видать, топится только одна печь (труба-то всего одна).

не уйду без Семена!

Добрые люди помогли купить билет и сесть в поезд. Две недели бродила по Колымаге и кое-как добралась до станции, что указана на бумажке. Нашла больницу, узнала, где живет медсестра с таким именем. Вот что потом Дарья рассказывала о встрече с разлучницей:

«Зашла я в обчежитие (общежитие). Указали мне комнату, отворила я двери настежь. Вижу: стоит баба, вся в кудрях, хоть и день простой. Халат на ней шелковый.

- Почему не стучишь? Кто такая?

- За Семеном приехала. Не уйду, пока не увижу его бесстыжие толы. Я его законная жена, венчанная.

- Это еще что, в каком статусе ты приехала?

- А вот весь статус на мне, полушубок только мой, а остальное люди дали. Дома никакого статуса не осталось. Ишь ты, слово-то какое придумала, статус!

Начала она тут визжать, еще мудрее слова говорить. Стали соседи заглядывать в двери. Сама думаю: "Если бы это в деревне было, я бы ей все патлы пообрывала, а здесь кругом милиция... Все равно не уйду без Семена!" Тот пришел с работы (смотри-ка, на работу еще тут устроился!). Врать не буду, не ругался, все молчал. Но, видимо, дрогнуло сердце, молча собрал свои пожитки, и в ту же ночь мы ушли. Сказал ей: "Прости!" А за что прости? Это у меня надо было прощения просить».

Так и вернула Дарья хозяина в дом. Долго и не раз эта история подробно рассказывалась соседям. Мы, ребятишки, слушали ее и запомнили.

От автора. Мне кажется, эта история будет интересна читателям. Напоследок скажу, что выжившие дети Семена и Дарьи выросли достойными людьми.

Галина Кассихина,

г. Нолинск.

Оставьте комментарий!

Не регистрировать/аноним

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email.
(При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д.)



(обязательно)

Календарь

«« Август 2017 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21
222324252627
28293031   

Народный бюджет

Интересно знать

Бланочная продукция

Полномочный представитель Президента РФ в ПФО

Опрос

Согласны ли вы с тем, что нарушителей общественного порядка и правил благоустройства необходимо наказывать всеобщим порицанием и вывешиванием фото и фамилий на "доску позора"?
Архивы голосований
Идет загрузка…

Идет загрузка…