Газета Нолинского района (12+)

Лучшим – уваженье и почет

Просмотров: 979Комментарии: 0
Район

13 ноября состоялось торжественное награждение участников избирательной кампании по выборам депутатов представительных органов и глав, референдумам муниципальных образований Нолинского района.

Встречу открыл глава Нолинского района Н. Н. Грудцын, который выразил благодарность членам избирательных комиссий и представителям всех ведомств, принявших участие в подготовке к выборам, обеспечении легитимности голосования и безопасности на всех этапах выборной кампании.

В этот день из рук главы района Почетные грамоты и Благодарственные письма получили 27 человек (полный список награжденных смотрите далее).

– За период выборов мы с вами успели многое, – сказала Е. В. Огородникова, председатель территориальной избирательной комиссии Нолинского района. – Большинство проблем мы решали собственными силами, но есть такие вопросы, которые мы ни в этом году, ни в будущем не сможем решить самостоятельно. В первую очередь это касается резервного электропитания, наличие которого, в последнее время, является обязательным условием при приеме избирательного участка…...

– По этому поводу у нас уже был разговор с главами поселений, – сразу же ответил глава района Н. Н. Грудцын. – Им предложено на следующий год заложить в бюджет приобретение такого оборудования, которое, несомненно, станет большим подспорьем в повседневной жизни поселений и еще не раз пригодится помимо тех дней, когда будут проводиться очередные выборы.

– Во время проведения этих выборов у нас появилась еще одна проблема: не во всех поселениях на день приемки участков были развешены аншлаги, анонсирующие проведение выборов. О какой явке тогда мы можем говорить? Но все же, хочется отметить участки, где принимающие увидели полную готовность к предстоящему событию – это в Нолинске (администрация), Чащино, Верхоишети, Перевозе и Рябиновщине.

    Мы закончили избирательную кампанию, – сказала в завершение встречи Елена Васильевна. – Большое спасибо за труд, за уважение к своим землякам, за исполнение всех требований закона. Добра вам и здоровья. Отдыхайте и набирайтесь сил к следующим выборам – в сентябре 2014 года мы будем выбирать губернатора Кировской области.

    Наталия СУНЦОВА,

    наш корр.

Пятеро детей было у кузнеца Ивана. Умелые руки, достаток в доме, чистоплотная и расторопная хозяйка – казалось, жить бы да радоваться. Дети красивые и сметливые, хозяйство в порядке. Матушка родная жила тоже в доме сына. Помогала по хозяйству, нянчила внучат. Вроде все ладно, да не было покоя на душе у Ивана, камнем тоска лежала. Высокая стройная Сашенька, жена кузнеца, робко в глаза заглядывала, по глазам желания угадывала, да только этим еще больше раздражала. Так и не сумел полюбить ее Иван, хотя и сознавал, что ничем перед ним бедная женщина не виновата.

Женили его, как это обычно бывало в крестьянских семьях, родители, не учитывая желания молодых. "Стерпится – слюбится, – считали рассудительные крестьяне. – Девка смирная, работящая, приданое неплохое, родители трезвого поведения…". Конечно, поспешил отец Ивана, Кирилл, женить сына, ему ведь только 18 исполнилось. Прослышал, что начал встречаться сын с Наташей, дочерью одинокой вдовы. Мало того, что семья неполная и бедная – голь перекатная, так еще вдова эта продажей пива промышляла, а порой, говаривали, и сама не прочь была чарочку опрокинуть. А если и девка к выпивке пристрастится? Пока не поздно, надо Ваньку женить! Вот и сосватали Ивана с Сашей. "Ничего, – успокаивал Иван плачущую Наташу, – я все равно к тебе бегать буду, а жена пусть одна дома сидит". Глупый был, не понимал, что женатый мужик уже себе не хозяин.

мать отправила Наташу из села от греха подальше, а Иван первую дочь все равно Наташей назвал и любил ее больше других детей. Второй тоже девочка родилась, а потом парни пошли, трое. Первого сына тоже Иваном назвали. А походил он больше на мать, поэтому отец не то что невзлюбил сына, но относился к нему довольно прохладно. Мальчик чувствовал это еще с младенчества. Был весел и спокоен на руках у матери, бабушки, сестер. А как только отец возьмет на руки – в крике заходится. Дальше – хуже. Чем старше становился – тем упрямее и непокорнее смотрел мальчик исподлобья на отца, пропускал мимо ушей его указания, хотя открыто не прекословил. Мать обожал и слушался, чем еще больше настраивал отца против себя.

Шло время, дети росли. После Ивана родился Миша, а потом Коленька. Эти мальчишки любили отца, охотно ходили в кузницу, с интересом наблюдали за работой отца и его подручных. В душе Ивана появилась надежда, что эти сыновья переймут кузнечное ремесло, как он сам когда-то перенял его от своего отца. На старшего сына махнул рукой – пусть живет, как хочет.

Между тем жена Сашенька стала прихварывать, потом слегла и сгорела в одночасье. Бился головой о стенку кузнец, клял себя, что не берег жену, когда жена жива была, да не воротишь былого...… Сын Иванушка от горя не то что потемнел – почернел. В матери для него вся жизнь была сосредоточена, опора. Как жить дальше? Мальчик не знал. Еще больше замкнувшись в себе, дома находился мало, проводя все время то в лесу, то на реке. Сядет у реки, костер разведет, смотрит на огонь и там, в пламени, видит ненаглядную мамку свою...… Все-таки оттаял потихоньку, понял – мать не вернуть, а работы в крестьянском хозяйстве хватало. Отец с утра до вечера в кузнице, дома скотины полный двор, надо и корму задать, и навоз вытащить, и воды наносить.… Иван для дома старался, а вот в школу ходить не любил. Имея от природы нелюдимый характер, плохо сходился и с одноклассниками. Все школьные предметы усваивались неважно, особенно читать да писать не любил Иван. А вот по арифметике учился хорошо, порой класс еще корпел над задачкой, а у Иванушки уже ответ готов. Правда, записывать потом по действиям гораздо хуже получалось. Еще сильнее на него ребята злились, а налезать боялись: силен был парень, и рука тяжелая была…...

Между тем, дома начались кое-какие перемены – в семью кузнеца пришла мачеха. Поначалу встретили ее враждебно все дети, кроме маленького Коли. Тот, соскучившись по материнской ласке, по пятам ходил за женщиной, начал ее мамушкой звать. Трудолюбива была Марфа и терпелива. Отмыла, обстирала и обшила малышей, накормила досыта всякими постряпушками. Все-таки в доме и муки было в достатке, и масло, и яйца. Потихонечку оттаяла ребятня. Дольше всех отходил Ваня – очень уж свою родную мать любил.

Иванушка вообще-то характер имел озорной и на всякие проделки был мастер. Увидел как-то, что хлеб немного у матери не удался – корка поднялась, и над мякишем образовалось небольшое пространство. Он проделал сбоку небольшую дырочку и засунул туда все ложки, которые нашлись в буфете. Стала мачеха на стол собирать, хватилась – а ложек нет!

Всем семейством начали их искать, найти не могут! Один Иванушка сидит за столом, улыбается. Поняла женщина, что Иван что-то выдумал, приступила к нему. А он и говорит: "Маменька, ты хоть хлебца-то дай!" Начала Марфа хлеб отрезать, тут из каравая ложки и посыпались. Хорошо, что хозяин в этот вечер не ужинал со всеми, в кузнице задержался

Иванушка не унимался. Почему-то основные каверзы происходили за столом. Маленькая Катя, которую родила уже мачеха, была очень смешлива. Иван знал это. Спрятавшись за самовар, он корчил разные гримасы. Отражаясь в самоваре, они выглядели еще уморительнее. Катенька заливалась смехом. Отец смеху за столом не терпел, вытащил Катю за ухо. Катя стоит в углу и удивляется: "Почему это за столом смешно было, а теперь совсем нет?" А Иван сидит за столом с постным лицом и даже укоризненно головой покачивает: "Как, мол, не стыдно за столом смеяться!"

И еще случай был. Как-то раз, когда отца дома не было, Иван с Мишкой подрались. Мишка прибежал на кухню и спрятался за мачеху. Иван схватил ухват и начал им брата тыкать, да не заметил, что рога ухвата уперлись в стекло. Короче говоря, стекло разбилось вдребезги! Воцарилось молчание, все с ужасом смотрели на пустую раму. В сенях послышались шаги хозяина. Ребят как ветром из кухни сдуло. Вошедшему кузнецу Марфа слова не дала вымолвить. "Неловкая я, засмотрелась по сторонам, ухватом в стекло и заехала", – запричитала она. Тем дело и кончилось. Хозяин стекло вставил, хотя и поворчал на жену, которая избавила Ваньку от очередной трепки. С тех пор парень мачеху зауважал, ведь и в дальнейшем она Ванюшкины проказы прикрывала.

Жизнь продолжалась, Иванушка рос, а в школу ходить по-прежнему не любил. И бичом кузнец сына учил, и на веревке в школу таскал – все бесполезно. Только на школьном дворе спустит с веревки, уйдет от школы, Ванька через забор – и был таков. А потом парень домой идти боится, ночует то на сеновале, то в бане. Видит мачеха – дело совсем плохо. Жаль парня, да и мужа жаль, и так в кузнице работа нелегкая, а тут еще из-за сына душа вечно не на месте.

Приехали как-то у соседей гости, поговорила Марфа с мужчиной приезжим. На железной дороге он работал, говорит, нужны им такие могутные парни для ремонтных работ на "железке". Стала Ивану говорить про ту работу, а его и уговаривать не надо, рад-радешенек из дома убраться. Собрали парня в дорогу, одели, как подобает, денег дали в дорогу. Уехал Иван. Вначале изредка писал, а потом перестал, тут война началась, не до писем стало. Прошло военное лихолетье. Один брат Ванькин, Миша, на фронте погиб, младшенький пришел, израненный весь, а от Иванушки ни слуху ни духу. Добрые люди посоветовали Марфе помолиться в церкви как по покойному, мол, после этого объявиться должен.

Так и получилось. Вскоре после пометки покойницкой поздно вечером в дом кузнеца кто-то постучался в окно. Выглянула Марфа в окно, спросила, кто. "Иван", – услышала в ответ. Так и обмерла. Вошел бородатый мужик, совсем на Иванушку непохожий, лишь глаза прежние – непокорные да бедовые. Неделю прожил в гостях. Рассказал, что так на железной дороге и работает. На войну не брали – бронь у железнодорожников была. Живет на небольшом полустанке, скотинку кое-какую держит, а в основном рыбой кормит свою многочисленную семью – много озер, рыбой богатых, в их местности. В гостинец тоже рыбы разной привез – и вяленой, и соленой, и копченой. Рассказал, что четверо ребят у него, все парни. Старшенький уже начал помогать ему в работе на "железке". Попросил одежки и обувки, какой ни есть – трудно такую "рощу" одевать-обувать. Наложили ему целый чемодан обуви, картузов, рубашек и штанишек.

Уезжая, плакал, кланялся в пояс отцу, а в особенности мачехе: "Видать, не крестьянская доля мне по судьбе полагалась, то и не в радость мне все в доме родном было. Спасибо, что вовремя путь верный указали…".

С тем и уехал Иван, и больше не было от него ни весточки, ни письма. Как во сне повидали. Вот как порой судьба человеческая складывается.

Вера БОГАТЫРЕВА

Оставьте комментарий!


Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

     

  

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии. Настоящим Вы даете согласие на обработку своих персональных данных в порядке, установленном Федеральным законом Российской Федерации от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

(обязательно)